Закрыть

Прокурор края Леонид Коржинек ответил на вопросы «Краснодарских Известий» о борьбе с коррупцией в регионе в 2014 году

09 декабря 2014 10:04
Проблемы взяток, хищения бюджетных средств и отмывания коррупционных доходов настолько актуальны во всем мире, что 9 декабря 2003 года в Мексике прошла Всемирная конференция, посвященная подписанию Конвенции ООН против коррупции. Сегодня под этим международным документом стоят подписи представителей 140 государств мира. Как ведется борьба с коррупцией на Кубани? На эту тему корреспондент «КИ» побеседовал с прокурором края Леонидом Коржинеком.
 
– Сколько случаев коррупции выявлено на Кубани с начала года?
 
– За 11 месяцев выявлено 640 коррупционных преступлений, это несколько меньше, чем в 2013 году. Однако мы не гонимся за показателями, а нацеливаем правоохранительный и следственный блок на реальную борьбу с должностными злоупотреблениями, особенно в действиях «больших» чиновников, распределяющих бюджетные ресурсы и средства господдержки, имеющих значительные полномочия в сфере землепользования и градостроительства, ЖКХ и ее конечный итог – вынесение обвинительного приговора.
Могу сказать, что определенные результаты есть. С начала года в крае возбуждено 560 уголовных дел, из них 62 – по фактам взяточничества в крупном и особо крупном размере, а также в отношении так называемых спецсубъектов: - глав, депутатов, следователей и адвокатов. Осуждено 266 коррупционеров. Вне уголовной сферы вскрыто около 7000 фактов коррупции, за которые свыше 1800 должностных лиц наказаны в дисциплинарном и административном порядке, 12 человек уволены, трое из них – по утрате доверия.
 
– На какую сумму нанесен ущерб?
 
– Официально на сегодняшний день он составляет 169,9 млн руб. Но поскольку здесь учтены лишь уголовные дела, направленные в суд, то, конечно, в реальности цифра значительно выше. Только по 43 делам, возбужденным по материалам прокурорских проверок, ущерб превысил 100 млн рублей.
Например, ведется уголовное дело по статье «Превышение должностных полномочий» в отношении заместителя одного из региональных министерств, принявшего в рамках госзаказа фактически не выполненные работы. Тем самым он причинил вред казне более чем на 80 млн рублей. В Анапе руководитель коммерческой организации, похитившей из краевого бюджета 3,75 млн при разработке программы развития коммунальной инфраструктуры курорта, будет отвечать за мошенничество в особо крупном размере. А в Краснодаре возбуждено уголовное дело по статье «Служебный подлог» против работника муниципального учреждения, подписавшего недостоверные документы по капитальному ремонту детских садов, в результате чего из бюджета было необоснованно перечислено 40 млн рублей. И это не единичные факты. Поэтому мы принимаем активные меры по ликвидации ущерба, причиненного государству. В суды нами направлен 51 иск на общую сумму более 60 млн рублей, 38 исков уже удовлетворены.
 
– Чем чаще грешат на Кубани – взяточничеством или мошенничеством и в каких сферах?
 
– Взяточничество и мошенничество – это разные формы коррупции, но обе они одинаково опасны и имеют своей основной целью незаконное обогащение с использованием должностных полномочий. Причем в большинстве своем эти деяния, равно как и другие коррупционные преступления, завуалированы и каждый год модифицируются. Поэтому действительные масштабы властных злоупотреблений значительно выше, чем это отражает статистика. Если же судить по официальным данным, то с начала года было выявлено 299 фактов взяточничества, 188 мошенничеств и 83 злоупотребления по службе. В целом сегодня распространена как «бытовая», так и «деловая» коррупция, а мздоимство процветает во всех сферах, где имеется хоть какая-то возможность административного давления, ускоренного принятия того или иного решения, оказания преференций. Здесь и преподаватели, и врачи, и правоохранители, и чиновники различного уровня власти. Об этом наглядно свидетельствуют вынесенные в этом году обвинительные приговоры. Было осуждено 40 должностных лиц органов государственной власти и местного самоуправления, 21 работник правоохранительной системы, 18 врачей, 5 преподавателей.
Например, Анапским городским судом приговорен к 3 годам и 8 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 18 млн бывший следователь ОМВД России по Анапе Виталий Белоус, который пытался получить взятку в 300 тыс. рублей за то, чтобы не заключать подозреваемого под стражу. К семи годам лишения свободы со штрафом в 9,8 млн рублей осуждена начальник отдела торговли и защиты прав потребителей администрации Белореченского городского поселения Оксана Михайлова, получившая взятку в размере 5000 долларов США за выдачу разрешения на право размещения торгового объекта на землях общего пользования.
 
– Сколько сейчас составляет средняя сумма взятки? И какая была самой крупной?
 
– Средний размер незаконного вознаграждения составил 610 тыс. рублей, а максимальный достиг 60 миллионов. Данную сумму получил сотрудник ОВД за увод от уголовной ответственности руководителя коммерческой организации, совершившего хищение бюджетных средств путем возмещения НДС.
Как я уже сказал, уголовному преследованию подвергаются не только рядовые служащие, но и чиновники высокого ранга. Например, в Динском районе задержаны с поличным депутат и глава муниципального уровня, потребовавшие 9 млн и 600 тыс. рублей соответственно за содействие в отчуждении земельных участков площадью четыре гектара. А в Ейске местный глава пообещал за 200 тыс. организовать победу торгах по продаже объектов недвижимости. В Краснодаре расследуется 12 уголовных дел в отношении руководящего состава региональной миграционной службы за получение более 300 тыс. за выдачу патентов на работу и разрешений на временное проживание иностранцев.
 
– Удается ли прокуратуре предотвращать хищения из бюджета?
 
– Удается. Например, по предостережению, объявленному руководителю департамента потребительской сферы края, из региональной программы исключено 98 млн рублей, фактически предназначенных для неправомерного проведения проверок предпринимателей. Предотвращено неэффективное расходование более 10 млн, предназначенных для модернизации системы управления краевого здравоохранения, в этом деле ценовые предложения были завышены более чем в два раза. Также упреждено приобретение финансово нестабильным предприятием, акции которого принадлежат государству, гольф-каров стоимостью свыше 18 миллионов.
 
– Какова роль прокуратуры в предупреждении фактов коррупции?
 
– Для нас это многоплановая работа, которая осуществляется как в рамках надзора, так и посредством правового просвещения, способствующего формированию в обществе нетерпимости к коррупционному поведению.
Важная роль здесь отводится антикоррупционной экспертизе правовых актов. За 9 месяцев было проверено 30 тыс. документов нормотворчества, из 1259 были исключены трудновыполнимые, обременительные, создающие административные барьеры требования к гражданам и организациям. Также мы добиваемся публичности и открытости деятельности органов власти, достоверной отчетности чиновников о своих доходах и расходах. Только по итогам нескольких проверок выяснилось, что 210 должностных лиц скрыли данные о находящихся в собственности 90 земельных участков площадью свыше 50 га, 42 транспортных средствах, 95 объектах недвижимости и доходах в размере более восьми миллионов. А трое  служащих одного из краевых департаментов «забыли» отчитаться о расходах по приобретению недвижимости стоимостью порядка 23 миллионов.
 
– Как вы оцениваете участие граждан и общественности в противодействии коррупции?
 
– Уверен, что максимальный эффект здесь может быть достигнут только в результате совместной деятельности всех публичных органов, институтов гражданского общества и населения. Сегодня налажено тесное взаимодействие с уполномоченным по защите прав предпринимателей в крае, Торгово-промышленной палатой, представителями «Опоры России», «Деловой России», Российского союза промышленников и предпринимателей, другими общественными организациями и СМИ. При прокуратуре края действует общественный совет и межведомственная рабочая группа по защите прав предпринимателей. Обсуждение имеющихся проблем и совместное определение путей их решения способствуют улучшению делового климата в регионе. На официальном сайте прокуратуры края работает раздел «Противодействие коррупции», на котором граждане оставляют свои обращения.
 
– Как вы относитесь к норме закона, по которой за взятку в миллион виновный может заплатить 100 миллионов и не сидеть в тюрьме?
 
– Эта норма либеральна, но пока не срабатывает. Только в текущем году из 266 осужденных лиц штраф назначен 214 коррупционерам (164 – в качестве основного наказания, 50 – в качестве дополнительного). Однако на сегодняшний день (с момента введения штрафных санкций, кратных суммам взяток и коммерческого подкупа) из 114,3 млн рублей невзысканными остаются 110 миллионов! При этом лишь на 33 млн судом представлена отсрочка либо рассрочка их уплаты.
Причина тому – не только ухищрения преступников, прячущих свое имущество и незаконные доходы, но и неэффективная работа судебных приставов-исполнителей. В этом году в дисциплинарном порядке наказано 13 приставов, бездействующих в отношении злостных должников. После принятия мер прокурорского реагирования было взыскано 4,1 млн, а трем осужденным штрафы в размере 9,7 млн заменены на лишение свободы.
 
– Как вы относитесь к тому, чтобы вернуть в УК РФ конфискацию имущества?
 
– Полагаю, что это был бы важный шаг в борьбе с коррупцией и другими имущественными преступлениями. Сегодня действующим законодательством предусмотрена конфискация денег, ценностей и иного имущества, полученных в результате совершения ряда коррупционных преступлений. Однако она практически не применяется. Основная сложность здесь состоит в необходимости установления местонахождения указанного имущества, и надо еще собрать доказательства, что оно приобретено в результате того преступления, которое вменяется обвиняемому. Также зачастую преступные доходы оформляются на подставных лиц, используются схемы их легализации. Поэтому конфискация возможна только в результате слаженной работы правоохранительных и следственных органов по отысканию «преступного» имущества  и наложению на него ареста. Однако она пока неэффективна. Например, в текущем году по фактам бездействия оперативных служб в этом направлении прокурорами внесено 39 представлений и требований.
 
Лариса Королева